Иван Дорн дал первое совместное интервью со своей женой Анастасией Новиковой


В новом чувственном клипе Ивана Дорна снялась его супруга Анастасия Новикова. Спустя 14 лет совместной жизни Иван и Настя нарушили обет непубличности и раскрыли свои секреты в интервью Vogue UA.

Настя — дизайнер интерьера, она только что закончила проект, над которым работала три года, их с Ваней новую квартиру в Киеве.

«Дом 1912 года, высокие потолки, пол елкой, 200-летний мраморный камин в стиле эпохи Людовика XV – моя мечта!» – комментирует она.

Иван и Настя вместе уже 14 лет, учились в одной школе в Славутиче.

«У нас маленький город, все друг друга знали, – рассказывает Настя историю их знакомства. – Я училась в классе «А», Иван – в «Б», классы расформировали и нас объединили в один класс. Мы жили в домах напротив, две минуты шли в школу, а потом расходились — он в свою компанию, а я в другую».

Теперь у пары двое детей – семилетняя Василиса и шестилетний Иван. В интервью Ваня почти никогда не говорил о жене и детях, не выставлял их фотографии в Instagram, а страница Насти вообще была закрыта до недавнего времени — так им удавалось обезопасить личное от пустого внимания со стороны посторонних людей.

«Мы договорились, что личная жизнь не афишируется, – рассказывает Настя. – Это очень тяжело, когда ты под прицелом, к тебе отношение другое. Мне не хотелось, чтобы меня воспринимали только как жену Ивана, ассоциировали с ним, – поэтому проще было оставаться в тени, чтобы никто вообще не знал, что он мой муж. В садике дети были под моей фамилией – для всех я оставалась обычной мамой, а не женой Дорна. Так проще: меньше внимания, никаких ожиданий.



В июне этого года Иван и Настя вместе появились на Каннском кинофестивале, где артист представлял фильм Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе». Совместное фото с красной дорожки Ваня выставил в Instagram. Изменилось ли что-либо в их отношении к публичности и почему он сам нарушил свое правило о конфиденциальности, заставляет его задуматься.

«Изменилось ли что-нибудь? Наверное, нет. Просто мы немного иначе стали относиться к этому. Понимаем, что семью не спрятать. Я опубликовал фото, пресса растянула его и все начали писать: а кто это? Жена? Ну а кто еще? – смеется Дорн. — Помню, после того, как я выставил наше фото с Канн, появилась гордость — друг за друга, за то, что мы так классно выглядим вместе. Мне показалось, что это может быть хорошим примером для других публичных семей – гордиться своей парой и не бояться показывать друг друга».

На вопрос о том, радуется ли Иван публичности жены или скорее беспокоится по этому поводу, он отвечает, что ревности нет, но есть «опасения относительно того, куда это может привести». «Да, я эгоцентрик, как любой артист, но вопрос не в том, кто в нашей семье будет более знаменитым. Вопрос, как это может сказаться на наших отношениях. Поэтому пока меня «качает», как маятник».

И хотя у Дорна есть стилист, именно Настя часто дает ему ценные советы:

«От периода в группе «Пара нормальных» и по сей день я очень изменился: какой вид имею, как говорю. В этом сыграла большую роль Настя», – говорит Дорн. «Да, да! — смеется Настя. — Когда мы только начали встречаться, стилистом Ивана был его тогдашний продюсер — они ездили на одесский рынок и пытались набрать чего-то модного, в их понимании». «Это были в основном «пестрые» вещи, мы любили ярче», — вспоминает Иван. Дорн признается, что жена занимается его образованием и помогает быть в курсе происходящего в мире: «Настя меня очень наполняет: много читает, смотрит, слушает и рассказывает мне обо всем — о моде, эстетике, новую этику, многое советует».

Настя в свою очередь признается, что Ваня для нее является «большим стимулом». «Он постоянно развивается, куда-то бежит, у него постоянно возникают новые интересы. Я понимаю, что мы должны отвечать друг другу. Он меня вдохновляет все время куда-то уезжать. У него очень яркая насыщенная жизнь, у меня не настолько, но я все время работаю над собой».